В Печорском районе Псковской области, который примыкает к государственной российско-эстонской границе, немало жителей имеют двойное гражданство — России и Эстонии. И вот на днях разговорились с приятелем, у которого сыну исполнилось восемнадцать лет.

 

Говорит: «Сейчас мучаемся, выбираем всей семьёй, куда сыну, имеющему два паспорта, идти служить в армию: в российскую — или в эстонскую?»

Они просто выбирают, где лучше, комфортнее, безопаснее для ребёнка, а вовсе не потому, что нужно родину защищать. Видимо, потому, что и Родины у них, получается, толком нет.

Но безопаснее ли будет служить в эстонской армии? Особенно в случае любого конфликта. Этот вопрос вообще кажется риторическим…

Кто из эстонских, латвийских и прочих военнослужащих из маленьких стран глобального пространства останется жив-здоров в результате возможной ракетной дуэли или «классической» войны — тут гадать не надо. Те, кто либо сразу «руки кверху», либо тихонько пережидающие в кустах, пока всё не успокоится.

Но даже в таком случае шансов мало, так как участь плацдарма, где ведутся военные действия — незавидная.

А вот почему нынешние власти маленьких прибалтийских стран добровольно хотят стать этим плацдармом — это необъяснимо странно.

Как и нашумевшее за последние месяцы размещение в странах Балтии нескольких батальонов НАТО.

«Военные подразделения, размещенные на территории Эстонии и других стран Балтии, имеют строго оборонительный характер и не направлены против России. Должно быть абсолютно ясно, что никто не собирается нападать на более крупную страну с одним или тремя батальонами», — убеждает Арти Хилпус посол Эстонии в России.

Зачем вообще в странах Прибалтики эти четыре батальона? Защитить они не смогут, нападать — тоже. Тогда зачем?

Исключительно для провоцирования России. Да чтобы местные жители привыкли к присутствию иностранных военных у себя в населённых пунктах.

Если боитесь русских ракет — живите мирно, не надо никого дразнить. Это всё равно что встать перед берлогой медведя и начать бренчать на гитаре. Ведь русские всё видят и имеют право реагировать.

Например, как должно быть по-другому, если в Латвии натовские корабли, даже имеющие на борту ядерное оружие, могут заходить в территориальные и внутренние воды и порты Латвии быстро и без всяких согласований с властями? В стране вообще пошли на то, чтобы создать все правовые основания для постоянного пребывания больших воинских соединений стран НАТО.

Складывается ощущение, что в верхах республик даже не рассматривают вариантов мирного сожительства с соседней большой страной.

Давно всем понятно, много об этом говорят, что антироссийские речи и действия — это попытка вызвать сочувствие у США, европейских стран и, соответственно, денежные потоки на поддержку деятелям, противостоящим российскому «агрессору».

Чем больше шума и паники — тем больше денег.

Стратегически всё это ясно. Но вопросы остаются. На обычном, человеческом уровне.

Например, почему сами прибалтийские граждане покорно участвуют в военизированных мероприятиях, поддерживая таким образом фактические провокационные действия властей, одобренные из-за океана?

Распространяют антироссийские настроения, запугивают детей страшными русскими, печатают брошюры «как вести себя при нападении русских», создают военизированные общественные организации...

Неужели это главное, что должно двигать и наполнять жизнь человека?

Видел недавнюю информацию с результатами опроса общественности: поддерживают пребывание подразделений НАТО в Эстонии довольно много граждан — 69%, против — 23%.

Но среди русскоязычных жителей страны больше понимания: 57% из числа опрошенных против натовцев в стране. А среди эстонцев по национальности — только 6%.

Натовские военные выступают в школах и других учреждениях образования, маршируют по населённым пунктам, фотографируются на фоне российской крепости Ивангород. Зачем? Ищут место по всей Прибалтике для размещения американских ЗРК «Пэтриот»?

В Польше — ракеты, в Прибалтике — ракеты, и это кому-то из обычных мирных местных жителей надо? Это надо тем стратегам, которые внушают мысль, что «Эстония — это возможная первая цель российской агрессии, чтобы таким образом испытать НАТО».

Недавний день ВДВ отмечали не только в России, но — неформально — и во всех бывших республиках СССР. Да и в других странах, в очень неожиданных — например, во Франции, в Черногории, в Чехии — потому что служившие в десантных войсках мужчины сегодня где только не живут. В прибалтийских странах их тоже достаточно.

И часто звучали приветствия в соцсетях бывших сослуживцев, или даже незнакомых мужчин из десанта, живущих в разных странах, разделённых границей. Среди фраз-приветствий были и такие: «Братишки, никогда стрелять в вас не пойду», «Не хочу смотреть на вас в прицеле» и т.д. Правильные очень слова.

Но если завтра война, если бряцание оружием и эта нестерпимая гонка вооружений станут тем ружьём, которое висело на стене, да и выстрелило, то кто тогда будет в нас, не желающих воевать друг с другом, стрелять, спрашивается?

И что — мы все будем на это спокойно смотреть? Или — приказ, мобилизация, и все эти обещания в соцсетях развеются как дым?

Готовы ли вы в самом деле стрелять, если вам прикажут американцы, англичане, французы из размещённых в ваших краях подразделений — вот в чём вопрос.

А парню из городка Печоры, видимо, всё равно в эстонской армии не служить. Говорят, там уже подозревают, что призывники-срочники — это завербованные российские шпионы...