Статья о потенциале торговых отношений между СССР и США в эпоху железного занавеса была опубликована в американском Forbes 15 июня 1970 года
До сих пор многие высказываются против интенсивной торговли с коммунистическими странами, но в новых экономических реалиях такое сопротивление очень ослабевает. Страдая от падения доходов и невиданного доселе финансового кризиса, находчивые предприниматели стали искать новые рынки сбыта. Почему бы не торговать с Советским Союзом? Такая перспектива появилась совсем недавно, но открывшиеся было двери уже захлопываются у американских бизнесменов прямо перед носом.

Все началось с того, что СССР просил Генри Форда II, внука основателя знаменитой автомобилестроительной компании, помочь со строительством завода с производственной мощностью в 150 000 единиц большегрузного транспорта в год. Министр обороны США Мелвин Лэйрд ведение дел с Советским Союзом не одобрил, и Форд тут же отказался от сделки на $600 млн. До этого вмешательства Форду было интересно слетать в Москву. По словам Лэйрда, грузовики, которые будут произведены на этом заводе, могут быть отправлены в Северный Вьетнам. Этого заявления было достаточно, чтобы сделку пресечь на корню. А еще это оскорбило самого Форда. Как потом писали в журнале U.S. News & World Report, Форд заявил, что слова Лэйрда о командировке бизнесмена в Советский Союз «не только вводят в заблуждение, но и абсолютно незаслуженно подвергают сомнению его патриотизм».

Государственный секретарь США Уильям Пирс Роджерс (второй слева) и Министр внешней торговли СССР Николай Семенович Патоличев (первый слева) на обсуждении развития советско-американских торгово-экономических отношений. Фото Л. Носова / РИА Новости

Форд был такой не один. Все больше американских корпораций хотят сотрудничать с коммунистическими странами. В конце 1969 года, когда заканчивалось действие Акта о контроле экспорта 1949 года, 500 крупнейших американских компаний заявили Конгрессу о своей поддержке версии закона, которая поощряла торговлю с коммунистическими странами. В списке можно было увидеть таких гигантов, как General Motors и Xerox. Говард Сэкер, директор по международным операциям в Xerox Data Systems, говорил: «Времена Сталина давно прошли. Надеюсь, с тех пор мы хоть немного поумнели и больше не думаем, как думал сенатор Маккарти, что если не вести торговлю с Советским Союзом, то русские упадут замертво. Кого мы обманываем?»

Цель — разрушить преграды

Неужели из-за нового закона русские не смогут построить завод, который хотят? Конечно, смогут. У США нет монополии на изготовление средств производства. Можно ожидать, что контракт СССР заключит с такими компаниями, как British Leyland, Berliet (подразделение Fiat), Saviem (подразделение Renault) или даже с какой-нибудь японской фирмой.

Вести дела с коммунистическими странами Вашингтон запретил десяткам американских корпораций. Министерство торговли США тормозило сделку инженерной фирмы Giffels & Rosetti из Детройта, которая намеревалась за $63,5 млн построить для СССР сталелитейный завод. Ведомство также не позволило компании Universal Oil Products предоставить Советскому Союзу установку гидрокрекинга.

Политика препятствования торговле за «железный занавес» берет свое начало в 1949 году. Тогда Конгресс США принял Акт о контроле экспорта. Этот документ запрещал экспорт в коммунистические страны любой продукции, которая могла способствовать росту их военного или экономического потенциала.

Доктор Роберт Хокинс из Центра международных исследований в Нью-Йорке полагает, что объём американской продукции, ушедшей в 1968 году за железный занавес, составлял жалкие $216 млн. В том же году экспорт в Советский Союз из стран Западной Европы достиг $3,7 млрд.
Конечно, тому, что западноевропейские страны опережают США в объемах проданной за железный занавес продукции, существует и иное объяснение. Соединенные Штаты сами по себе являются огромным рынком сбыта, поэтому многие американские компании даже не думают о выходе на международные рынки.

Более того, многие компании в США считают сотрудничество c коммунистическими странами очень рискованным делом, потому что не понимают принципов экономики коммунизма. Некоторые считают, что любой заключающий сделку с СССР навлекает на себя гнев организованных антикоммунистических групп населения. Когда президент США Джон Кеннеди предложил продавать Советскому Союзу пшеницу за золото, такие группы резко осудили идею, хотя предложение было вполне рациональным: Соединенным Штатам не нужно было столько пшеницы, но была потребность в золоте. Надолго запомнится и произошедшее с компанией Firestone, когда она объявила о продаже завода по производству шин Румынии. Многочисленные протесты, демонстрации и бойкоты заставили компанию отказаться от задуманного.

Несмотря на это, все больше американских корпораций хотят выйти на рынки коммунистических стран. К примеру, в феврале представители десяти американских производителей оборудования для бурения нефтяных скважин и прокладки трубопровода провели в Москве две недели. В марте на протяжении трех недель советские заводы посещала делегация из нескольких химических компаний во главе с DuPont. А на авиалайнерах корпорации Pan Am, следующих в Москву, теперь можно за $20 приобрести увесистый том под названием «Юридические и практические аспекты торговли с Советским Союзом».

Несмотря на опыт Генри Форда в данной сфере, есть веские основания считать, что темпы торговли США со странами коммунистического блока в течение следующих нескольких лет только вырастут — и рост этот будет значительным. Обусловлено это тем, что, несмотря на активные боевые действия во Вьетнаме и нахождение в Египте советских пилотов, холодная война сбавляет обороты – по крайней мере в психологическом и политическом аспектах. СССР снял некоторые ограничения (в том числе и для своих союзников) на торговлю с западными странами, поэтому сейчас высшие руководители стран коммунистического блока ясно дают понять: они больше не боятся вести дела с «имперскими капиталистами». Недавно кто-то даже писал: «Мы сами помешаем развитию социалистической экономики, если не воспользуемся возможностями научного, технического и экономического сотрудничества... с развитыми капиталистическими странами».

Даже в Москве заметно, что на вещи стали смотреть по-другому. Во-первых, американская авиакомпания Pan Am и советский «Аэрофлот» заключили соглашение, по которому обе стороны производят рейсы между Нью-Йорком и Москвой, а также обслуживают самолеты друг друга. Любой американский бизнесмен, прилетающий в Москву, может найти офисы американских компаний по аренде автомобилей, а покупки и услуги оплачивать картой American Express более чем в сотне принадлежащих государству гостиниц, ресторанов и иных учреждений.

Самый заметный признак перемен — это совсем новое, открывшееся в прошлом декабре офисное здание, которое используется исключительно сотрудниками иностранных компаний. До этого им приходилось вести все дела из своих гостиничных номеров.

И хочется, и колется

Некоторые американские концерны все еще опасаются бурной реакции общественности на информацию о сотрудничестве с коммунистическими странами. В корпорации W.R. Grace, управляющей через дочернюю итальянскую компанию отделением в Москве, решительно отказываются обсуждать характер деятельности данного филиала. Представители учреждения ограничиваются лишь заявлением о производстве пленочно-упаковочных материалов. Девять из десяти компаний, производящих оборудование для добычи нефти и прокладки трубопровода, а также отправивших делегацию в Москву, предпочитают держаться в тени. Почему? Потому что некоторые из их ключевых клиентов, в частности нефтяной магнат Гарольд Хант, придерживаются крайне правых взглядов.

Несмотря на все это, заметны определенные перемены. Когда газеты писали о визите Генри Форда в Москву, среди антикоммунистических организаций не наблюдалось никакого возмущения. Нападок удалось избежать и химическому гиганту DuPont. А наиболее значительным шагом к укреплению деловых связей с коммунистическим блоком стала единодушная поддержка корпорациями более либеральной версии прежнего Акта о контроле экспорта.

Однако еще не совсем понятно, как закон будет применяться. На первый взгляд, он открывает новые перспективы. Акт 1949 года запрещал экспорт продукции, которая может способствовать росту экономического потенциала коммунистических стран. В отличие от первого документ 1969 года ограничивает экспорт лишь той продукции, которая может способствовать росту военного потенциала. Как заявил конгрессмен от штата Огайо и сторонник законопроекта демократ Томас Эшли, «чтобы удовлетворять требованиям Конгресса, данная поправка должна пройти долгий путь до полного устранения всяческих неясностей и путаницы».

Эшли называет еще одно чрезвычайно важное условие: «Продукция, доступная кроме США и в других странах, должна экспортироваться из США свободно и без каких-либо требований лицензирования, если в силу «интересов национальной безопасности» не предусмотрен контроль оборота данной продукции».

Джеймс Гиффен, автор книги «Юридические и практические аспекты торговли с Советским Союзом», утверждает, что успех либерализации торговли зависит от того, какие именно условия министерство торговли США оставит в конечном документе. Он полагает, что пока ведомство не спешит отказываться от старых положений.

Эксперт добавляет, что даже если бы все ограничения были сняты, американские компании все равно не смогли бы легко нажиться на рынке коммунистических стран. Прежде всего, Западная Европа имеет преимущество в близком расположении к Советскому Союзу. Также, ее козырь в том, что она уже вышла на рынок региона. Более того, по словам Гиффена, «как только СССР заключает сделку с иностранной компанией, сотрудничество с ней продолжается до тех пор, пока сама компания исполняет условия соглашения».

Ветер перемен

Тем не менее рынок коммунистического блока постепенно становится для мира более открытым. К примеру, экспорт Японии в коммунистические страны Европы в 1957 году составлял лишь $13,2 млн. В 1961 году Япония сделала решительный рывок в сфере торговли, и уже в 1968 году экспорт страны в этот регион превышал $232 млн. Чейм Рабинович, глава фирмы Winter & Co., которая контролирует 80% всех сделок купли-продажи через третьи страны в Вене, центре торговли между западными и восточными странами, утверждает: «Япония сейчас становится очень сильным игроком во всей Восточной Европе».

Некоторые американские концерны тоже надеются стать крупными игроками рынка в регионе. Но глупо считать, что с западноевропейскими компаниями можно конкурировать, предложив только продукт аналогичного качества, ведь кое-что в США делают намного лучше, чем где бы то ни было. Например, оборудование для добычи нефти. СССР располагает огромными неосвоенными нефтяными месторождениями и может использовать оборудование из Европы, но скорее всего приобретет американское.

Еще один пример — компьютеры. В Западной Европе никто не производит по сопоставимой цене настолько же высокотехнологичных компьютеров, как фирма IBM.

За железным занавесом спрос наблюдается не только на всевозможные электронные приборы, но и на высокоточное промышленное оборудование.

Несмотря на препятствование торговле, некоторые американские корпорации уже отчасти сотрудничают с коммунистическими странами. Компания Litton Industries, к примеру, через свое шведское дочернее предприятие продает им кассовые аппараты, Philco-Ford поставляет им холодильники, Hewlett-Packard — электронные контрольно-измерительные приборы, Bausch & Lomb — электронное оборудование, компании Pfizer, Squibb и Merck – лекарства, Armour — кожу и мех, Collins Radio — оборудование для контроля полетов, автопилотирования и иных типов связи и навигации, Varian Associates — приборы для научных лабораторных исследований.
Основная часть этих продаж — мелкие сделки, но благодаря новому закону и свежему взгляду (так надеются сами компании), корпорации ожидают укрепления своих позиций в будущем. Томас Кристиансен, сотрудник отдела международных торговых операций в Hewlett-Packard, отмечает: «Мы надеемся, что новые правила регулирования позволят нам без проблем продавать продукцию за океан».

Комиссары в школе бизнеса

По мнению Джеймса Гиффена, который в качестве вице-президента корпорации Satra ведет торговлю с коммунистическим блоком на протяжении 15 лет, «сотрудничать с русскими несложно». Гиффен представлял такие компании, как U.S. Steel, Armco Steel, Republic Steel и Bethlehem Steel. Он заявляет: «Коммунисты – хитроумные бизнесмены, хотя, конечно, необязательно их таковыми называть. Любой заместитель министра мог бы преподавать в американских школах бизнеса. Они очень умны и находчивы».

Доктор Эдвард Вайсбэнд, директор Центра международных исследований, делает прогноз: «Темпы торговли США с Советским Союзом за следующие пять лет вырастут как на дрожжах, в 4-5 раз. Думаю, перспективы весьма заманчивые. Со временем торговле с СССР и другими странами коммунистического блока начнет благоволить даже администрация Никсона. Это зависит от сочетания многих факторов — прежде всего экономических и политических. Именно такое сочетание мы сейчас и видим. Главы крупных корпораций, таких как IBM и Westinghouse, прекрасно обращаются с цифрами и намерены свои торговые показатели увеличивать».

Особенно важным это становится в силу того, что в самих США доходы падают, а платежный баланс давно ушел в отрицательные значения.

Перевод Антона Бундина